Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

z

(no subject)

Если нужно со мной связаться-- оставьте пожалуйста личное сообщение.
Меня зовут Саша. В сети меня часто называют Лизой. Как Вам нравится, так и называйте.
Мое имя в ЖЖ получилось случайно, это героиня пьесы Хармса. 
/*Название моего журнала взято из книги Терри Праттчетта  "Light Fantastic". Сircum Fence (мировой забор) --это изгородь, окружающая Плоский Мир по периметру. All things come to Cшrcum Fence eventually (Все на свете рано или поздно прибивает течением к Мировому Забору). */
Девиз журнала -- это цитата из "Песенки" юзера labas
Вот здесь ее можно послушать
В биографии -- "Песня чудака"  Виктора Луферова 
Здесь ее можно послушать. 
На юзерпике со смешным улыбающимся дядькой --  актер Кристофер  Экклстон в роли Доктора Who в культовом британском сериале
На юзерпике с телефонной будкой в космосе -- телефонная будка в космосе. Это Тардис, космический корабль Доктора Who из того же сериала. 
На основном юзерпике сейчас -- я три года назад. Я выгляжу хуже.  
Не всегда отвечаю на комменты, ничего личного. Я все их внимательно читаю (где бы еще это написать?).

ЯCollapse )
z

(no subject)

Лукас Трамп Джуниор научил меня водить его на поводке. Туристы просят разрешения сфотографировать. Он разрешает, как правило. Красиво получается.
Thanksgiving

(no subject)




Это сказка для Заповедника Сказок.
Я никогда в нем не участвовала, поэтому как это делается -- я не знаю.



Подарок

За выступом скалы открывался дальний пляж – совершенно пустой и бело-розовый, как бумага в старых книгах. И совершенно гладкий -- кроме их следов, больше никаких не было. Почти не было даже ракушек вдоль кромки воды.
– Смотри, – Катя подняла с земли блестящую монетку – странно, да?
Денис повертел монетку в руках.
На ней аккуратными буковками было выбито:
7 копеек.
Во всем остальном она ничем не отличалась от десятикопеечной. Маленькая, серебряная, с гербом.
– Выглядит как настоящая… – Катя разглядывала монетку и так и эдак, даже протерла ее песком и прополоскала в морской воде, – разве бывают монеты по семь копеек?
– Ннннет… с сомнением протянул Денис, – кажется, не бывают. Они должны делиться на пять!
– Ну здрасте. А три копейки? А две?
– Может быть, это старая монетка? Может, их сделали немного, и они не прижились?
– У нее год выпуска 1982, – возразила Катя, – в прошлом году, значит.
– Может, опечатка?
– Ну, их наверное проверяют все-таки… Не так уж много надо на ней написать… Побежали до тех скал?


Collapse )

Thanksgiving

Чужие сны. Окончание.

Начало здесь

Автовокзал (тоже построенный на вырост – здоровенный бетонный амбар с ослепительной неоновой вывеской) был всего в десятке кварталов от дома. Джеф любил ходить пешком, как-никак, бывший городской житель. Он брел по темным улицам, блестящим от недавнего дождя. В голове у него было совершенно пусто, как после спортзала. На вокзале тоже, считай, никого не было, только случайные бомжи спали, накрывшись с головой, спрятавшись за колоннами, да студенты с рюкзачками сидели, развалившись в креслах. Уши у студентов были заткнуты наушниками, глаза прикрыты – то ли тоже спят, то ли музыку слушают, но в любом случае – не здесь.

Джеф сел в кресло и закрыл глаза.
Collapse )
Thanksgiving

Город который не уберегся.

на солнышке Доррис оказался кучкой руин с Большим Американским Флагом посередине. Самый высокий флагшток на Западном побережье -- гордо гласила табличка. Кроме того, в Доррисе нашелся аккуратный сарайчик с надписью "Dorris City Hall Incorporated" и магазин седел (самый лучший на западном побережье, разумеется). Людей в Доррисе не оказалось.
На стенах уцелевших домов, зато, были фрески. На них были нарисованы, грубо, ярко и узнаваемо, и сити-холл, и большой флаг, и и еще множество нарядных зданий вокруг, и автомобили, и кафе , и гуляющие веселые жители. Доррис был нарисован на стене.
И мы поехали дальше, смотреть на водопады Кламата.
Кlamath Falls -- это город, столица одноименногоо графства, стоит он на берегу цепочки больших озер с таким же названием. Кламат чистый и пустой. Он тонко намазан между шоссе и озером -- с каждой стороны главной улицы просвечивает не-город. Дома там новые, дереья вдоль улиц посажены пару лет назад не больше, а городу меж тем 150 лет, удивительное дело.

В Visitor Center две говорливые бабушки были от нашего прихода в полном восторге.
"Можно покататься на троллейбусе!" -- сказала одна
"А еще на углу 7 улицы и Главной чудесные бублики!" -- сказала другая
"Нам бы водопады посмотреть..." -- промямлили мы. Бабушки резко осеклись, словно услышали чудовищную бестактность.
"Водопады... это вот эти?" -- спросила одна из них, и показала на пожелтевушю фотографию на стене. -- "Но их нету... больше нету. Их взорвали."
"Давно?" -- я ожидала услышать "вчера". После того как брат успел посмотреть на WTC в сентябре 2001 года я не удивляюсь странному стечению обстоятельств.
"Сто лет назад" -- ответила бабушка постарше и вздохнула.
"Но можно посмотреть на индейские амулеты!" -- преувеличенно радостно заключила бабушка помладше, уходя от болезненной темы.
Бабушки щебетали с Сашкой, описывали дорогу и давали советы. А я бродила по комнате, рассматривала буклеты и надписи на стенках
"Посетите Кратер-Лейк!"
"Лучшее казино в Кламат-каунти!"
"Радость для всей семьи! Пикник на Верхнем озере в честь дня независимости!"
И рядом
"Мы мертвы. Мы знаем об этом. Не надо нас утешать." Крупно, красным маркером, от руки. Не прямо на виду, чуть в стороне.
Мы не стали кататься на троллейбусе, но все же прошлись до угла Седьмой И Главной улицы и выпили кофе. Бублики и правда вкусные. На стенах пустого города Кламат тоже были фрески. Викторианские дома, кинотеатры, магазины, нарядные горожане. Я думаю дело было так.

Когда-то, сто лет назад, по пятому шоссе ехал художник. В городах, куда он приезжал, он предлагал свои услуги. Горожане охотно делали заказы, и художник работал не покладая рук. Картины выходили не очень умелые, но удивительно живые. И когда художник заканчивал работу, город пустел. Горожане уходили в протреты, целые улицы с автомобилями и кинотеатрами переселялись на стены домов. Тогда он складывал кисти и краски и ехал в следующий город. А горы, озера и рдолины оставались -- ему никогда не давались пейзажи Попробовал раз нарисовать реку с водопадом -- но ничего не вышло, До того неудачно получилось, даже эскизы порвал в досаде.
Thanksgiving

(no subject)

Чайна-таун


Так я и думала. Пижонка. Халтурщица. Я вообще не понимаю как тут из одного места в другое попасть. Ага, и все иероглифами, во-во. Дешевые эффекты. Я пятый раз прохожу мимо этой лавочки, сколько можно? Почему бы этой улице не пойти куда-нибудь еще? А то мне уже хочется купить матерчатые тапки, музыкальную пяткочесалку и шарики для медитации. Ну вот опять, пожалуйста. Я уж и карту купила, и фотоаппарат – а все равно улицы ведут себя как им заблагорассудится. Я уверена что она сама в этомне разбирается. Понапихала всего, тряпичница. И дождь какой холодный, как лягушки с неба сыплются. Фу.
-- Вы заблудились?
--Ээээ... Ну... Я осматривала достопримечательности.
-- Вы заблудились. И вам холодно. Купите зонтик!
-- Вы торговый агент?
-- Нет. Но вы купите зонтик.
-- А вы кто, вообще-то?
-– Я за вами иду от самого банка. Среди бела дня. Представляете что будет если меня хватятся?
-- Чтобы сообщить что мне нужен дрянной китайский зонтик?! Ой, извините...
-- Ничего страшного.
-- Но мне правда не нужно. А что вы делаете в банке?
Collapse )
Thanksgiving

Сказка номер два.

Гектор


-- Переверни газету, -- непререкаемым тоном командует Гектор, -- Я уже все новости прочитал, давай теперь третью страницу, культурные события Северной столицы.
-- Дались тебе новости эти, лучше расскажи чего видел, ты со мной совершенно не общаешься, -– возмущаюсь я. Он потягивается, вспушает усы и начинает:
-- Вчера приходило два поэта. Один большой, другой маленький. Большой читал стихи…
-- Хорошие?
-- Плохие. Нам с маленьким по-крайней мере так показалось. Такие плохие, что я его укусил. И он убежал. А маленький остался. Сел ко мне на скамейку. Расстраивался очень. Я ему сказал что ты сегодня придешь и мы решили сделать тебе что-нибудь приятное. Вон смотри, под скамейкой. Только его на свет нельзя, ночью носи.
-- Ой, Гектор. Спасибо…
-- Не за что. То что бисер – это отражения в Реке. Мы всю ночь их подбирали по цвету. А то что камушки – это огни фонарей с того моста… Фонари больше не светят. Тебе их придется заменить… Извини, я не подумал.
Браслет ложится в руку, живой и теплый, я прячу его за пазуху.
-- Спасибо тебе. Даже неплохо что Остров – одна сплошная дырка, правда? Зато в нее хорошие люди проваливаются. Как его зовут? Collapse )